среда, 26 июня 2013 г.

"Альтернатива" Юлиан Семенов:


·         либо гении, либо идиоты. Поэтому в России всегда было трудно гению и легко идиоту - общенародное сознание-то ориентировалось на человека слабого, который сам не пробьётся, силенок мало. Отсюда русский культ богоматери, которая спасёт и прикроет.

·         Штирлиц умел слушать и друзей и врагов. Конечно же врага слушать труднее, утомительнее, но для того, чтобы враг говорил, он должен видеть в твоих глазах постоянное сочувствие и живой, а отнюдь не наигранный интерес. Понять противника, вступая с ним в спор резкий и неуважительный, нельзя, это глупо и недальновидно. Чем точнее ты понял правду врага, тем легче тебе будет отстаивать свою правду.

·         Они семью во главу угла ставят, достаток, дом, коров с конями. А славянину и германцу идею подавай! ...Только если для славянина всё заключено в слове, в чистой идее и он ради этого готов голод терпеть и в шалаше жить, то германец пытается этой духовности противопоставить Вавилон организационного дела!

·         А потому, что с нами воевать невозможно. Русский народ особый, да и талантив избыточно. Его, как женщину, победить нельзя. Изнасиловать можно, но разве это победа? Женщину надо победить, влюбив в себя. Россию можно только миром взять, лаской, вниманием. Немка Екатерина взяла ведь. Всех своих царей поубивали, дворян сослали на север, а приехала Софья Ангальт-Цербстская и взяла нацию голыми руками, потому что добром увещевала. ... И не воевать нам против нас, а деловито цивилизовывать, ласково приобщать.

·         русский разночинец совершенно не похож на немецкого мещанина, ибо тот подчинён категории дела и мечтает стать буржуем, а русский разночинец тянется к аристократам духа, чтоб от работы, которая мешает рассуждать, подальше, подальше.

·         Мужик мгновенно в леса ушел, потому что француз для него - цыган, европейский цыган.

"Альтернатива" Юлиан Семенов:



·         Гарантом этой уверенности Штирлица была сама структура нацистского государства, когда путь вверх пролегал по костям тех, кто остался внизу.

·         не доверял никому, ибо сам взвешивал и соизмерял силы
·         Выдавая авансы на будущее тем и другим, В. поступал как политик "нового типа" - сначала привязать к себе людей, а уж потом выдвигать того или иного; причём тот, кого он выдвигает..., уничтожит своего  политического соперника, а он, В., останется в стороне.
·         - Но ведь "сначала было слово", доктор. Сначала надо придумать идею, потом увлечь ею своих соратников, а уже потом идея может стать силой, которая перекорежит мир.
·         знал, что это то желаемое, которое лишь на какое-то время может быть выдано за сущее.
·         - Я умею разговаривать с моими агентами и поэтому никогда не даю размытого ответа на точный вопрос - я боюсь, что мне перестанут верить.

·         не улыбайтесь. Пропаганда - это оружие, которое в определённые моменты оказывается сильнее пушек...

·         Поддержка бывшего врага подчас важнее, чем славословия друга...

·          К их слову прислушиваются, и слава богу, что они лишены возможности говорить.

"Альтернатива" Юлиан Семенов:



·         Сейчас он никому ничего не сообщит - слишком униженно себя чувствует. А завтра я принесу ему извинения за вашего сотрудника и пообещая, что он будет уволен из разведки. К. получит удовлетворение. И сделает для меня во сто крат больше, чем сегодня мог бы сделать ...

·         Агент, если вы хотите, чтобы он работал, должен быть вашей возлюбленной; вашим другом, за которого вы готовы драться не на жизнь, а на смерть; вашим братом, перед которым у вас нет секретов. Но если он почувствует себя марионеткой в ваших руках, если ощутит себя как некую данность, исполняющую роль проводника чужой и непонятной ему идеи, он отдаст вам минимум - в лучшем случае. Скорее всего он не отдаст вам ничего, ибо ему будет неинтересно и он не будет чувствовать своей значимости.

·         ...человек этот, представляющий ведомство Р., конкурирующее с гиммлеровским, живёт, думает, поступает, планирует лишь для себя, для своей карьеры. Общее - судьба рейха - подчинено в нем личному. ..."А они всё-таки повалятся. - Штирлиц вероятно, улыбнулся именно в эту секунду. - Когда каждый о себе и для себя - тогда всё полетит в тартарары - рано или поздно".